I Don't Care
Доброго времени суток
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

I Don't Care > death love 7  30 июля 2013 г. 20:04:46


death love 7

Алиса Бекетт 30 июля 2013 г. 20:04:46
Глава 29.
Медовый месяц мы с Каролиной провели в путешествии по Европе. За это время я набрался сил, во мне проснулось вдохновение. Я словно заново родился. Семейная жизнь не отягощала меня, наоборот, она привнесла в мою жизнь разнообразие. Быть женатым не так уж и плохо. Везде, где бы мы ни появлялись, к нам относились с уважением и почтением. Я слушал забавные истории от других женатых мужчин, и мне хотелось, чтобы у меня было все точно так же, как и у них. Мне хотелось, чтобы у нас с Каролиной все было хорошо. Я вдруг захотел от неё детей.
Когда я видел семью с ребенком, во мне что-то переворачивалось. Я представлял, что где-нибудь через год или два я так же буду вести своего ребенка за руку. Мне не важно, кто это будет – мальчик или девочка, главное, что это будет моё родное, самое близкое существо на всем белом свете.
Я поделился своими мыслями с Каролиной. Она была рада услышать от меня это.
Единственным, что осложняло всю мою жизнь, был Брендон. Осложняло не в том плане, что он меня тяготил или надоел мне. Я не мог часто с ним видеться. Во время нашего с Каролиной медового месяца он ни разу ко мне не пришел. Он объяснил это тем, что призраки привязаны только к одному месту. Но за то время, пока мы были в разлуке, я скучал по нему. Наша последняя встреча закончилась не слишком хорошо. Мне было стыдно за свое поведение. Мне жаль, что я снова пытался оттолкнуть его от себя.
Поэтому, как только я вернулся домой, он сразу же пришел ко мне. Мы встретились с ним в нашем тайном месте. Это была самая долгая встреча, самый длинный наш разговор. Я рассказал ему всё. Брендон был рад за меня. Он поддержал меня в моем безумном желании стать отцом.
- Я сделаю так, чтобы твоему ребенку снились только добрые сны, - шепнул мне на ухо Брендон. Я ответил ему, что люблю его.
Это был последний раз, когда мы остались наедине. Последующие месяцы мне было сложно встретиться с ним. Я все время проводил за работой либо рядом с Каролиной. Я чувствовал, что Брендон был рядом, но не смел заговорить с ним. Мне было невыносимо тяжело от этого. Я знал, что когда-нибудь наступит то время, когда мы с ним останемся вдвоем навсегда, когда мир вокруг нас исчезнет. Но это наступит не сейчас. Поэтому я терпел.

***
Когда я, наконец, узнал, что Каролина беременна, моему счастью не было предела. Я готов был носить свою жену на руках. Я всячески оберегал её. Я был горд.
Вообще, надо сказать, что моя жизнь действительно наладилась. Стала такой, какой я всегда её себе представлял. Я не знал, за что Господь меня так наградил, но я был благодарен ему за это.
Я стал самым известным художником в «высшем свете», с моим мнением считались, я посещал почти все светские мероприятия. Дамы проявляли ко мне большой интерес. Но я, стараясь не причинять им много боли, отталкивал их. В моей жизни есть только два человека, которых я люблю и которых никогда не предам. А скоро появится и третий.
Для окружающих я был замкнутым. Со всеми держался слегка холодно, но никогда никем не пренебрегал. Я старался обратить свое внимание на каждого, кто нуждался в этом. Но близко никого не подпускал. Мне не нужны были друзья. Как шепнул мне однажды Брендон: «Тебе опасно иметь друзей».
Мне больше всего нравилось проводить время со своей женой. Мы с ней много разговаривали. Спорили о том, как будут звать нашего будущего ребенка. Каролина хотела, чтобы это была девочка и чтобы мы назвали её Ребекка. Мне это имя не нравилось. Сразу же в голове всплывал образ Ребекки из книги Теккерея «Ярмарка тщеславия». Я настаивал на имени София. Так звали мою бабушку.
А если у нас родится сын, то проблем с именем не будет. Каролина согласилась на том, что мы назовем его Райаном.
Правда, она не знает, что это мое имя. Но я проживаю не свою жизнь, а жизнь Брендона. Я надеюсь, настоящее имя отца принесет удачу ребенку.
Мне нравилось то, как беременность изменила Каролину. Она стала немножко нервной, капризной, но в то же время такой очаровательной. Я снисходительно относился к её выходкам. Когда я нежно целовал её в лоб, она успокаивалась и начинала говорить о нашем ребенке. Я слушал её, я хотел, чтобы наш малыш поскорее родился.

***
Я начал вести дневник. Записывал туда свои мысли, воспоминания. В нем я скрыл свою правду. Когда-нибудь кто-то обязательно прочтет его. Я надеюсь, меня строго не осудят за мою жизнь. Сейчас раскрывать обман не имеет никакого смысла. Слишком много воды утекло.
В моей голове давно созрел один план. Я хотел осуществить его после свадьбы. Но беременность Каролины «перемешала все карты». Придется все отложить на неопределенный срок. Но я обязательно это сделаю. Когда придет время.

***
Всё стало так хорошо, что я боялся быть счастливым. Я боялся показать всем свое счастье. Жил в ожидании чего-то худшего. Ждал плохого. Но ничего не происходило, и я на какое-то время успокаивался. Потом моя тревога начиналась снова. Мне хотелось вновь сблизиться с Брендоном. Но я почему-то ограничивал себя в нем. Я сам себе противоречил. Раньше я подпускал его близко к себе, говорил ему, что готов быть с ним, а теперь боюсь всего этого. Я как был трусом, так и остался им. Но Брендон меня ни в чем не упрекал. Я поражался его терпению. Но иногда понимал, что у него просто нет никакого выбора. Он привязан ко мне, он не может оставить меня. Он не в силах покинуть этот мир. На небесах меня не будет, и он останется один, никому не нужный. Однажды я не вытерпел и позвал его.
- А я всё ждал, когда ты вспомнишь обо мне, - Брендон был как всегда в своем репертуаре.
- Я и не забывал о тебе.
- Я знаю, - Брендон нежно улыбнулся, - просто хотел позлить тебя немного.
- Тебе почти удалось это сделать, - я тоже улыбнулся.
- Ты что-то хотел?
- Подойди ко мне.
Брендон послушался. Я наконец-то обнял его. Мне нравится чувствовать его. Правда, он немного безжизненный. Но зато он мой. Мы простояли, обнявшись, с минуту.
- Росс, всё, хватит, отпусти меня, - Брендон начал отстраняться.
- Почему?
- Тебе нравится обниматься с пустотой?
- А разве ты пустота?
- Ну, если подумать логически, то да.
- К черту, - я крепче прижал к себе Брендона.
- Действительно, - вздохнул Брендон. Похоже, что ему надоело спорить со мной. Я уткнулся носом в его шею и улыбнулся. Если бы кто-нибудь подглядывал сейчас в замочную скважину, то увидел бы странную картину. Но сегодня я готов отправиться в дом для душевнобольных, а что будет завтра – не знаю. Я могу убить своим непостоянством.

Глава 30.
Я сорвался. Пропасть снова рада меня видеть. У неё для меня уже отведено местечко.
Ещё немного, и меня можно будет смело закапывать в гробу. Заживо. Так даже интересней. Единственное, чего я до ужаса боюсь, – это самого процесса умирания. Когда не хватает воздуха, когда силы покидают тебя, ты не можешь бороться. Я не знаю, как это - умирать. Брендон говорит, что это неприятно и страшно. И мне приходится соглашаться с ним, потому что это действительно так.
Я веду двойную жизнь. Я разрываюсь между женой и Брендоном. Я вру Каролине. Да я всегда ей врал. Но теперь появилась новая ложь.
Каждый вечер я говорю ей, что у меня много работы, чтобы она ложилась спать без меня, а я еще немного посижу в своем кабинете.
Но я ничего не делаю. Я сижу в кресле в ожидании Брендона. И он приходит. Он садится ко мне на колени. Мы пристально смотрим друг на друга.
Я силой вцепляюсь в деревянные ручки кресла, когда Брендон начинает ласкать меня. Это всё так неестественно, так грязно, но так искренне. Я стараюсь сдерживать себя, так как проходящая мимо кабинета прислуга может заподозрить неладное.
Я прихожу в нашу с Каролиной спальню только под утро. Я ложусь рядом с ней еще более уставшим. Но выспаться мне не дает новый день. Почему нельзя сделать так, чтобы ночь была вечно?
Я выгляжу больным, я снова начинаю пить. Я ругаюсь с Каролиной, и мне совершенно нет дела до того, что она носит под сердцем моего ребенка. Мне нужен только Брендон. Всё остальное пусть идет к черту.
Я опять забрасываю свои дела. Превращаюсь в жалкого нытика. Объясняю всё это тем, что я творческий человек и у меня кризис. Моя жизнь идет по кругу. Я давно это заметил. И ничего не меняется.
Брендон поддерживает меня. Он для меня жилетка, в которую я могу выплакаться. Да, я иногда плачу. От безысходности. И я злюсь от этого. Но я знаю, что вскоре все вернется в свое русло. Но у меня не хватает терпения ждать этого. И я обижаю близких мне людей снова и снова. Я делаю это без особых причин, просто в данный период это доставляет мне удовольствие.
Мне нравится наблюдать за реакцией Каролины или Брендона на обидное слово. Я чувствую, как им больно от этого, и я наслаждаюсь их болью. Но они прощают мне все и делают еще хуже. Мне не нужны прощения. Меня надо спасти.

***
Однажды мне пришло приглашение на очередную выставку молодых художников. Я сначала отбросил его в сторону, посылая всех организаторов к чертовой матери, но как же я могу пропустить такое, если Брендон рядом. Он не оставляет мне выбора, и я даю согласие на посещение этой выставки. Хоть мне и не хочется там присутствовать.
Я беру с собой Каролину. Она давно не была в свете. Все поздравляют нас с тем, что мы скоро станем родителями. Но вечер проходит скучно. И я уже почти напился, как тут произошло одно из тех событий, которое меняет твою жизнь до неузнаваемости. Лично в моей жизни это событие поставило крест на моей судьбе, на моем дальнейшем благополучии. Я встретил своего старого друга Чарльза Лорри. Я когда-то сильно ударил его, но в тот момент я думал, что вместо него был Брендон. Но я думаю, что Чарльз уже забыл об этом маленьком недоразумении. И я надеялся, что мы с ним увидимся при других обстоятельствах. Более подходящих. Но все вышло иначе.
Меня попросили произнести речь в поддержку начинающих художников. Несмотря на мой возраст, я считался уже достаточно успешным в этой области. И почему-то все решили, что мои советы помогут юным талантам. Ведь мой путь к славе мог бы служить примером для них. Я же был совершенно нищим - и вдруг мне крупно повезло. Но никто и не догадывается, чего мне все это стоило на самом деле, каких жертв. Я обманщик.
Когда произнесли мое имя, я спокойно вышел перед публикой. Оглядел зал. Много новых незнакомых лиц. И у всех глаза светятся жаждой славы. Они смотрят на меня, как на кумира. Да, имя «Брендон Ури» в этом городе не знает только, может быть, нищий. Я уже вдохнул воздуха, чтобы произнести первое слово, как тут заметил в толпе Чарльза. Он непонимающе смотрел на меня. Это был единственный человек в зале, который знал имя «Райан Росс». И сейчас он в смятении.
У меня в глазах потемнело, а слова застряли в горле. Я закашлялся, попросил прощения и ушел. Все громко зашептали, а я шел и ни на кого не глядел. Но я чувствовал, как Чарльз смотрит на меня. Сейчас он пойдет за мной, и нам не избежать разговора. Он спросит меня: «Что здесь, черт возьми, происходит? Почему Брендон - это ты?». А я даже не смогу внятно ему ответить.
Меня окликает Каролина. Я иду, не останавливаясь. Она не должна вот так узнать всю правду. Мы оба не готовы к этому.
Я выхожу на улицу. Вдыхаю свежий воздух.
- Райан?
Я оглядываюсь. Это Чарльз.
- Почему ты ушел? – спрашивает он. По его голосу слышно, что он в шоке. Но он осторожен, он не будет сразу накидываться на меня.
- Мне стало дурно.
Молчание. Чарльз встает рядом со мной. Мы оба смотрим вдаль. Идеальная картинка.
- Я поссорился с Беном, - Чарльз нарушает молчание.
- Сожалею.
- И я давно не видел вас с Брендоном. И даже не надеялся увидеть, - Чарльз смотрит на меня, но я не отвечаю ему, - и сегодня я слышу имя Брендона. Я рад, что он добился таких успехов. Но почему-то вместо него выходишь ты, Райан. Что происходит?
- Это долгая история, - коротко отвечаю я.
- Я заметил, что ты сегодня неразговорчивый.
- Я всегда такой.
- Но не рядом со мной, Беном или Брендоном. С нами ты был совершенно другим человеком.
- Что тебе от меня надо? - я повернулся к Чарльзу, - наши пути давно разошлись. Ты же видишь, я теперь известный человек. Тебя это все не должно волновать. Тебя не должен волновать Брендон. И ты забудешь о том, что меня зовут Райан. Ты больше не подойдешь ко мне. Я тебя не знаю, мы не знакомы.
Я оставил Чарльза одного. Он был в недоумении. Я знал, что он не отстанет он меня. Он докопается до сути. Но хотя бы на эту ночь мне надо спасти его жизнь. Потому что Брендон был рядом. И я чувствовал, как он был зол. И мне не нужны новые жертвы.

Глава 31.
После разговора с Чарльзом мне пришлось немедленно вернуться домой. Я даже не предупредил Каролину, что собираюсь покинуть мероприятие.
- Брендон, не смей этого делать, - наверное, в сотый раз повторил я.
Я места себе не находил. Я мерил шагами кабинет и пытался втолковать Ури, чтобы тот не совершал глупостей.
- Его жизнь тебе дороже собственной безопасности?
- На данный момент – да.
- Ты сумасшедший, - обреченно вздохнул Брендон.
Я до конца не был уверен, послушает ли он меня. В этот раз я не доверял ему. Он готов был убить Чарльза немедленно, и меня это пугало. Хватит с меня этих смертей. Единственное, что сейчас будет правильным – это уехать. Скрыться подальше от всех. Я хочу, чтобы меня оставили в покое. Даже Брендон.
- Поклянись мне, что не причинишь Чарльзу вреда.
Я посмотрел на него. Брендон отвернулся. Он был недоволен. Но мне было плевать.
- Поклянись, - с нажимом повторил я.
- Клянусь, - неохотно сказал Брендон.
Я пристально смотрел на него. Нет, не верю. Но у меня не хватит сил постоянно следить за ним.
- Скажи мне, что всё будет хорошо, - настойчиво попросил он.
- Я не могу тебе этого сказать, потому что «хорошо» уже никогда не будет. И даже не было. Все стало плохо после того, как ты снова появился в моей жизни. Твое желание защитить меня иногда угнетает.
- Неужели для тебя все это никогда ничего не значило? - голос Брендона дрожал от негодования.
- Ещё как значило, - я чуть ли не взвыл, - но, Брендон, так не может дальше продолжаться, когда-нибудь всё это должно подойти к концу. Однажды меня поймают, и ты меня не спасешь. Смирись с этим.
- Но это будет однажды, а не сейчас. Сейчас мы должны убрать Чарльза с дороги.
- Мы ничего не должны!
- Тогда что ты собираешься делать?
- Уехать, - ответил я.
- А обо мне и Каролине ты не подумал? - Брендон развел руками, - Черт, Росс, мы единственные на этой огромной планете, кто действительно любит тебя, и если меня Чарльз достать не сможет, то Каролине придется ой как несладко.
Брендон прав. Я подставляю риску Каролину и нашего будущего ребенка. Чарльз не отступится, он обязательно узнает правду, он начнет терроризировать мою жену, которая ничего не знает. А он в это не поверит. Мне легче самому все ему рассказать, чем он все узнает, но в искаженном виде; он неправильно все поймет. Но я еще не готов никому ничего рассказывать. Никому не понять, что значит любить умершего человека, и такой любовью, какой люблю его я. «Это помешательство, это чувство вины» - скажут люди и будут правы.
- Брендон, я должен уехать, - наконец сказал я, - хоть на какое-то время.
- Не вижу смысла спорить с тобой, - ответил он, - похоже, действительно нужно какое-то время, чтобы пережить все это без жертв. Но это трусливо - бежать от проблем.
- Трусливо избавляться от проблем при помощи убийства, - возразил я.
- Тоже верно.
- Завтра же утром я еду за билетами на поезд; куда я поеду, я еще не точно не знаю. Может, для начала помотаюсь по Великобритании, а теперь прости, я очень хочу спать.
Я кивнул Брендону, развернулся и пошел прочь из кабинета. Мне не понравился наш разговор. Он был слишком черствым. Я знаю, что снова обидел Брендона. Но у меня не оставалось выбора. Он меня уже простил, я в этом уверен, и он никогда не станет препятствовать мне по-настоящему, он слишком меня любит. Я надеюсь, что он послушает меня. Не потому, что я не хочу, чтобы Чарльз не умирал, а просто не хочу, чтобы мое доверие к нему было обмануто, для меня это важно.

***
Когда я вышел из кабинета, навстречу мне попалась Каролина.
- Почему ты мне не сказал, что уезжаешь? – она была сильно обижена, - ты оставил меня одну.
- Прости, - только и смог сказать я.
- Я тебя иногда не понимаю, Брендон. Ты ведешь себя очень странно.
- Пожалуйста, давай без истерик, - я направился в сторону нашей спальни, - подумай о нашем ребенке.
- О, ты волнуешься за него! А я думала, тебе плевать!
Я остановился и удивленно посмотрел на неё. Щеки у Каролины пылали. Видимо, поняла, что сказала лишнего.
- Что ты вообще такое говоришь? – спросил я.
- Извини, - она опустила взгляд, - я совсем выбита из колеи твоим внезапным исчезновением, мне чуть дурно не стало.
- У меня появились срочные дела.
- Какие?
- Не могу сказать, - уклончиво ответил я, - но мне надо будет уехать. Если получится, то завтра.
- Что-то серьезное? – обеспокоенно спросила Каролина. Она подошла ближе.
- Еще не знаю.
Каролина молчала. Мне стало жаль её. Какое-то все неестественное вокруг, злое, - и она, доброе, любящее меня существо, которое вообще не вписывается в жизнь этого мира. И когда-нибудь она узнает, что вышла замуж за самого лживого человека, которого можно было встретить. Мне следовало бы навсегда оставить её сейчас, уехать и больше не возвращаться. Но желание увидеть собственного ребенка сильней страха. Так что я вернусь, может, не скоро, но обязательно вернусь.
- Пойдем в спальню, - сказал я.
- Хорошо.
Мы шли погруженные каждый в свои мысли.
- Ко мне сегодня подошел молодой человек и представился твоим старым знакомым, - неожиданно сказала Каролина.
Мне на секунду показалось, что я потерял способность говорить. Настолько я был поражен услышанным. Я не мог найти подходящих слов.
- Что он хотел? – прокашлявшись, спросил я.
- Познакомиться со мной, - пожала плечами Каролина, - он мне сказал, что ты замечательный человек.
Правда?
- Ты мне не веришь? – Каролина взглянула на меня.
- Тебе верю, ему не очень, - усмехнулся я.
- Вы дружили когда-то?
- Да. Но потом наши пути разошлись. Давно это было.
- Но это просто замечательно, что у вас снова есть возможность встретиться.
- Да, наверное.
Черт, этот человек своего не упустит. Главное, чтобы он не явился в наш дом до того, как я уеду.
Только-только всё начало налаживаться. Едва я стал более-менее доволен своей жизнью, как опять все начинает рушиться. Это все карма. Бог наказывает меня за содеянное. За недолгие минуты счастья я расплачиваюсь своим беспокойством, своим постоянным страхом разоблачения. Я не могу спокойно жить, когда я счастлив. Очень хочется, чтобы мне всё-таки удалось уехать. Мне необходимо собраться с силами. Я придумаю новые отговорки. Я придумаю правду для Чарльза. Только бы у времени появилось терпение, но оно не любит ждать. Ему бы поскорей раскрыть все карты. Но ради Каролины, ради Брендона я молю бога, чтобы время замерло и забыло обо мне.

Глава 32.
Местом моего укрытия я решил выбрать Америку. Там мне будет безопасней. Билет на пароход я купил без всяких препятствий. Да и откуда они вообще могли взяться? Просто во всем виновата моя помешанность.
Пароход отправлялся на следующий день. У меня еще оставалось чуть меньше суток. Но это не успокаивало. Я находился в тревожном ожидании того, что что-то непременно должно было произойти. И это что-то - не очень приятное для меня.
Я заперся в кабинете, перед этим предупредив всех в доме, чтобы меня не смели беспокоить.
Я постоянно смотрел на часы, высчитывая оставшееся время. Мне казалось, что оно специально для меня замедлило свой ход. Я же сам хотел этого.
Брендона рядом не было. Слишком рискованно ему сейчас появляться. Ведь еще никто не спит. Но я обязательно попрощаюсь с ним, надеюсь, не навсегда.
Я буду верить, что все еще обойдется. Мне удастся выпутаться из этой ситуации.
Неожиданно в кабинет постучали. Меня это разозлило. Как посмели пренебречь моей просьбой? Я резко открыл дверь, на пороге стоял наш дворецкий Джордж.
- Сэр, - вежливо обратился он ко мне, - извините за беспокойство, но у ворот стоит какой-то человек и просит встречи с вами и с неким мистером Райаном Россом.
Чарльз!
- Это какой-то помешанный, - ответил я, - прогони его.
- Будет сделано.
Дворецкий ушел. Я закрыл дверь кабинета, прошел к столику, на котором стояла бутылка виски, взял её и отхлебнул прямо из горлышка. Ну, вот и все. Я обречен. Только еще непонятно, на что. Главное, чтобы сейчас Чарльз ушел и не возвращался хотя бы до завтрашнего вечера. Меня уже здесь не будет.
Черт! Черт! Черт!
На ватных ногах я вышел из кабинета, перед глазами все расплывалось, меня подташнивало. Я не мог взять себя в руки. Дойдя до гостиной, я услышал громкие голоса.
- Я не уйду отсюда, пока не увижусь с Брендоном Ури и Райаном Россом, - один из них принадлежал Чарльзу.
- Но здесь не живет человек по имени Райан Росс! - ответил ему дворецкий. Судя по немного ошалелому тону его голоса, он был поражен нахальством Чарльза.
Прятаться не имело смысла, поэтому я вышел к ним.
- Вот же он, - Чарльз указал на меня.
- Джордж, - уверенно обратился я к дворецкому, - я же просил тебя прогнать этого помешанного.
- Росс, ты чего? - Чарльз обратился ко мне.
Я старался не слушать его. Я буду прикидываться безразличным до последнего.
- Простите, но он буквально вломился в дом, - начал оправдываться передо мной Джордж, - у него много силы.
- Тогда надо позвать полицию, - сказал я.
- Росс, какое право ты имеешь здесь командовать? - подал голос Чарльз, - ведь хозяин особняка Брендон, не так ли?
- Молодой человек, - теперь я обратился к нему, - я и есть Брендон Ури, хозяин этого дома, и я приказываю вам покинуть его немедленно. Я вас не знаю, - я сделал ударение на последнем слове.
- Простите, вы и есть Брендон? – совершенно неожиданно подыграл мне Чарльз, и это привело меня в смятение, - я вас перепутал, можно мне с вами поговорить?
- Не думаю, что это возможно.
- Вы еще пожалеете об этом, - глаза Чарльза недобро сверкнули.
Он развернулся и ушел, бросив напоследок: «Всего доброго».
В гостиной повисло молчание, было только слышно, как тикают часы. Эти чертовы стрелки, которые, в принципе, можно перевести назад, только толку от этого никакого не будет.
Джордж посмотрел на меня. Он явно не понимал того, что здесь сейчас произошло. Я не собирался ничего ему объяснять. Я просто решил вернуться обратно в кабинет. В душу прокралось предчувствие, что история с моим обманом медленно, но верно подходит к своему логическому завершению. Вот только финал я не могу предугадать.

***
- Еще можно всё исправить, - настойчиво говорит мне Брендон, - я всё ещё могу избавить тебя от Чарльза.
Это звучит заманчиво, но я отвечаю ему «нет».
Брендон подходит ко мне и обнимает. Он наивно пытается успокоить меня и уговорить согласиться. Но он читает мои мысли и знает, что я уже принял окончательное решение. Я крепко держу его. У нас осталось мало времени. Мысленно Брендон всегда со мной, но он призрак и привязан к этому городу.
Если бы он был живой, то мы бы поехали с ним вместе и не трусливо бы сбегали, а поехали ради путешествия и наслаждения. Господи, как же хочется ощутить тепло его тела, как же хочется, чтобы его все видели и поражались его красоте. Мне хочется рассказать о нем всему миру. Я обязательно это сделаю. Я завещаю, чтобы после моей смерти (это может случиться когда угодно) был напечатан мой дневник. Я же известный художник, и всем будет интересно прочитать про мою жизнь. Пусть хотя бы тогда Брендон получит свою законную славу, которую я у него отобрал.
Я продолжаю обнимать его, провожу рукой по его волосам. Как же я раскаиваюсь перед ним, - я не заслужил того, чтобы и после своей смерти он любил меня. Но он шепчет, что всегда верил в меня, что он знал, что его чувства не безответны. Я просто очень сильно ошибся.
- Не стоит винить себя в этом, - говорит Брендон, - эта ошибка многому тебя научила. Быть может, все было бы по-другому и мы бы никогда не поняли друг друга.
И он как всегда прав. Но я уже не хочу думать о том, что если бы я не убил Брендона, то... Вариантов развития событий масса. А вот от чувства вины мне никуда не деться. Но время расставит всё по своим местам.

***
Наступил долгожданный следующий день. Я и Каролина стоим на причале. Прощаемся. Она вызвалась проводить меня, несмотря на свое плохое самочувствие. Я уверен, что она скоро родит, но я не застану этого счастливого момента. А я ведь так ждал его. Но это все обстоятельства.
Слишком много народу вокруг, но никто ни на кого не обращает внимания.
- Возвращайся поскорей, - шепчет Каролина.
- Постараюсь.
Поцеловав её напоследок, я иду к пароходу. Я чувствую её взгляд. Мне немного грустно. Такое ощущение, что все заканчивается, что я больше не вернусь.
Внезапно меня крепко хватают под руку и грубый мужской голос говорит:
- Сэр, вы арестованы по подозрению в убийстве.
Неожиданно.

Глава 33.
- Что здесь происходит?! – к нам подошла Каролина, - немедленно отпустите его!
- Вы Каролина Бэгуэм? – спросил её полицейский.
- Ури, - поправила она его.
- О, простите! – в голосе полицейского послышалась насмешка, - ваш муж подозревается в убийстве!
- Не может быть! – ахнула моя жена.
Я чувствовал себя лишним в этой беседе, и мне было страшно. Я не мог вырваться из-под цепких рук этого чертового полицейского. Как они меня нашли? С чего они решили арестовать меня? Хотя можно и не спрашивать. Чарльз постарался. Я его не виню. Я бы точно так же поступил на его месте.
- Брендон, это правда?.. Ты кого-то убил? – Каролина испуганно смотрела на меня.
Я опустил взгляд. Мне было стыдно. Полицейский снова усмехнулся.
- Мадам, если вы хотите, то можете проехать с нами. Я уверен, у вашего мужа найдется, что вам рассказать.
Люди на причале с любопытством смотрели на происходящее. Им интересно, зачем меня арестовали. Кто-то перешептывался, кто-то просто недоверчиво смотрел на полицейского. Народу пока кажется, что я невиновен. Но это только пока. Когда они узнают, что я сделал, они разорвут меня в клочья. Именно толпы я боюсь больше всего. Именно общество - самый строгий судья человеческих душ. Оно лишило Бога этой прерогативы. И мне не спастись от него. От меня все отвернутся.
Каролина согласилась ехать с нами. Я начал беспокоиться за неё. Она еще не знает, какой позор её ожидает.
До полицейского участка мы добрались быстро. Я попросил следователя не заковывать меня в наручники, - я не буйный, я не буду сопротивляться. Следователь поверил мне, но все же двое полицейских остались в камере допроса. Там был и Чарльз. Он пристально смотрел на меня, а я не отвечал на его взгляд.
- Для начала уточним ваше имя, - начал следователь, - вы Брендон Бойд Ури?
Я кивнул.
- А вот этот молодой человек, - следователь указал на Чарльза, - утверждает, что вас зовут Джордж Райан Росс, и, вы знаете, я верю ему.
- Почему вы верите ему? - спросил я.
- Вопросы здесь задаю я, а не вы, - следователь оперся руками на стол и приблизился ко мне. Я отвернулся. Мне неприятен этот человек. - Вы Джордж Райан Росс?
- Да, - я сдался, - но на каком основании вы меня арестовали?
- Вам же ясно сказали, что вы подозреваетесь в убийстве.
- Позвольте мне, - Чарльз, так сказать, «вышел из тени», и следователь не стал возражать, - после того, как ты меня выгнал, Росс, я был просто вне себя от гнева. Я решил во что бы то ни стало докопаться до истины. Мне интересно было знать, куда пропал Брендон. Мне пришла в голову одна мысль о том, что он умер, но я тут же отогнал её. Брендон не мог умереть. Я пошел к своему знакомому, который служит в полиции, не буду скрывать тот факт, что мы выпили, и я рассказал ему про тебя. У меня не было никаких мыслей навредить тебе, просто хотелось высказаться, но кто же знал, что мой друг тоже любитель правды. Я не знаю, совпадение это или просто чисто случайность, но в этот день мой любезный друг перебирал архив. И там, среди прочих бумаг, я заметил одну папку с пометкой, что дело закрыто. Мне стало интересно.
Каково же было мое удивление, когда на исписанных страницах по этому делу я увидел имя Брендона. Оказывается, что его отравили, а труп выкинули в реку. А опознал Брендона его друг – Райан Росс.
Я с ужасом уставился на Чарльза. Господи, какой я идиот! Я не поменял наши имена тогда. Я был настолько напуган тем, что труп Брендона нашли, что просто не додумался до этого.
- Меня долгое время не было в Лондоне, - продолжил Чарльз, - поэтому, услышав, что мой друг Брендон Ури стал весьма популярен, я тут же захотел встретиться с ним. И я уже тебе говорил, что очень удивился, увидев на его месте тебя. А никому и невдомек, что ты нагло врешь. Мало ли, сколько Брендонов Ури проживает в этом городе. И вот вчера я все узнал. Спасибо моему другу.
Я тяжело дышал, как после долгого бега. Меня поймали и загнали в угол. У меня нет ничего, чтобы защитить себя. Моя душа полностью обнажена перед этими людьми.
- А теперь, мистер Росс, мы хотим услышать ваш рассказ, - сказал следователь.
Пришло время перестать быть отморозком.
- Позовите сюда мою жену, - хриплым голосом попросил я. Пусть лучше она услышит всё из моих уст, чем потом ей передадут исковерканную информацию.
Когда Каролина вошла, я посмотрел на неё. Она была бледна и напугана. Главное, чтобы это все не повлияло на нашего ребенка. Хотя я сомневаюсь, что после такого она захочет, чтобы я был отцом малыша, которого она носит под сердцем.
- Каролина, прости, - сказал я и начал свой рассказ.
Я рассказал о том, как начал завидовать Брендону, как в моей голове возникла мысль убить его и взять себе имя друга. Я сказал, как я чисто случайно украл яд у своего друга Дика, как высыпал его в графин с водой и как, испугавшись, я хотел вылить воду, но Брендон опередил меня. Я признался в том, что очень сожалею, что всё так вышло. Что никто из присутствующих и представить себе не может, как я страдаю теперь. Так же я взял на себя вину в смерти Дика и служанки лорда Бэгуэма Бетти. Я сказал, что их смерть была подстроена мной, так как они знали мой секрет.
Но я не рассказал о том, как любою Брендона.
Я закончил говорить и попросил принести мне воды. Но никто не выполнил мою просьбу. Я заслужил это презрение в глазах людей, стоящих напротив меня.
Я снова посмотрел на Каролину. Она плакала и без ненависти смотрела на меня. Скорее всего, это было разочарование и отвращение. Бедная. Столько лет жить во лжи. Я унизил её, и она имеет полное право отказаться от меня. Я видел, как ей становится плохо, как она еле держится на ногах. Мне хотелось подойти к ней, сказать, что все это плохой сон.
- Можно мне воды? – слабым голосом попросила она следователя. Она начала оседать на пол. Я соскочил со стула и попытался подхватить её. Как только мои руки коснулись её плеч, я услышал спокойное, с долей ненависти: «Не смей меня трогать!»
Я отдернул руки. Каролина стояла на ногах. Ей принесли воды. Я сел обратно, смотря в пол.
- Вы признаете свою вину? – как бы подводя итог, спросил следователь.
- Да.
- Вас поселят в камеру предварительного заключения. Мы найдем вам адвоката. Сейчас вы свободны.
Вот и всё. У меня почти не осталось тайн. Я чувствую себя опустошенным. Мне больше нечего рассказать людям. У меня отобрали мою жизнь.
Теперь меня осудят. Я наконец-то понесу наказание. Брендон, ты должен радоваться этому. Чужие люди отомстят за твою смерть. Добро наконец-то восторжествовало.
Я в камере предварительного заключения. Скоро меня осудят. И я не знаю, каков будет приговор. Брендон, скажи мне, что ты ждал этого, не обманывай меня. Пообещай мне, что ты наконец-то обретешь покой, как только это все закончится. Но, пожалуйста, не забывай сниться мне, напоминая о том, что ты все-таки был в моей жизни.

***
Вскоре я узнал, что обо мне написали в газетах. Полицейские были рады тому, что разоблачили самозванца. Они возвысились в глазах людей за счет меня.
Весь город стоял на ушах. Как же, известный художник оказался не тем, за кого себя выдает. Моя история была напечатана полностью, без всяких прикрас, преувеличений, но вышло все равно захватывающе. Спасибо всем, кто работал над этой статьей.
Люди стали ненавидеть меня. Они приходили к зданию суда и требовали высшей меры наказания. Мне оставалось лишь горько усмехаться.
Как и обещал следователь, мне нашли адвоката.
Его звали Тим. Фамилии я не запомнил. Это был молодой человек чуть постарше меня. Он был похож на Брендона. Я сразу это приметил, как только он вошел ко мне в камеру. Только глаза Тима были не карие, а зеленые.
Мы с ним сразу нашли общий язык. Наше общение было скорее неформальным. Именно Тим носил мне газеты. Именно ему я рассказал про Брендона, про то, чего не рассказал следователю. Даже после того, как тот еще несколько раз вызывал меня на допрос.
Тим просто сказал, что меня терзает чувство вины. Это должно помочь мне в суде. Главное - надавить на жалость. И, как итог, меня признают невменяемым и поселят в заведение для душевнобольных, а это лучше, чем тюремная камера.
Я не стал говорить Тиму, что не собираюсь использовать любовь как оправдание. Он и так считает меня помешанным, но я знаю, что его дружеские чувства искренни. Ему жаль, что я такой.
И я не знаю, что мне делать с этим. Я не вижу смысла в приговоре. Ведь тот, кого я убил, простил меня. Для меня это важней всего.
Но раз без всего этого не обойтись, то придется смириться с этим.


***
Брендон каждый день приходил ко мне в камеру. Только он один поддерживал меня по-настоящему. Мы мало разговаривали. У нас просто не осталось тем для разговоров. Но мне нравилось, что он просто рядом. Иногда он рассказывал мне, что происходит за стенами тюрьмы. Сообщил, что Каролина готовится к родам, что она очень подавлена и ни с кем не хочет разговаривать. Она почти не выходит из дома. Я покалечил еще одну жизнь.
Мы вместе с Брендоном ждем суда, гадаем, какой срок мне дадут и что я буду делать потом, когда освобожусь. Я строю планы в надежде, что они когда-нибудь осуществятся.
Брендон уверяет меня, что все будет хорошо и что я доживу до глубокой старости. Я ему верю.

***
Примерно через две недели после моего заключения мне пришло письмо от Каролины.
«Я бы с удовольствием посмотрела сейчас в твои лживые глаза. Но я еще слишком слаба после родов. Да, у меня родилась дочь. Заметь, у МЕНЯ, а не у нас. Ты не имеешь никакого права на ребенка. Я сделаю все, чтобы ты его никогда не увидел.
Как ты вообще посмел унизить меня... Я любила тебя всем сердцем. Почему ты не рассказал мне всю правду? Тогда я бы не отвергла тебя. Мы бы обязательно что-нибудь придумали. Ведь мне не важно, чьё имя ты носишь.
Но ты, видимо, любишь скандальность, любишь втаптывать людей в грязь. И я сейчас ничем не могу тебе помочь. Да и не хочу. Я очень надеюсь, что твой приговор будет справедлив. Меня больше не интересует твоя судьба. Будь счастлив и забудь обо мне и о Софии. Прощай».
Она назвала свою дочь тем именем, которое выбрал я. Всё-таки я что-то значил в её жизни.
Я читаю письмо и плачу. Меня угнетает эта невозможность повернуть время вспять. Прожить жизнь еще раз. Я благодарен семье Бэгуэмов, особенно Каролине. Господи, избавь их от всех жизненных невзгод, пусть все печали обойдут их стороной, а я, в свою очередь, клянусь, что больше никогда не появлюсь в их жизни.

***
В ночь перед началом судебного процесса мне снится мама. Я, маленький, сижу у неё на коленях. Она расчесывает мои волосы, рассказывая мне сказку о мальчике, который хотел быть счастливым. И я понимаю, что эта сказка про меня. Я слушаю мамин голос и мне кажется, что я никогда с ней не расстанусь. Она говорит о том, что в этом мире никогда ничего не исчезает, не теряется. Просто люди перестают замечать нужные вещи. Они твердят, что любви нет, а она есть, просто её никто не замечает. Всё всегда возвращается, пусть даже в слегка измененном виде.
Мама отпускает меня, и я убегаю от неё, громко смеясь. Я просыпаюсь оттого, что меня кто-то толкает. Это пришли полицейские. И у меня появляется предчувствие, что мне так никогда и не удастся увидеть маму.

***
В судебном зале душно. Мне нечем дышать. Воздух сперт. Я, как стихотворение, снова рассказываю свою историю. Четко отвечаю на вопросы. Эти ответы заставил меня вызубрить Тим. Я не смотрю на присутствующих в зале. Мне все равно, как они ко мне относятся. Просто я уже привык к этому. Меня не трогает их ненависть, у меня к ней выработался иммунитет. И я в ответ каждому желаю добра. Искренне.
Иногда я смотрю на Чарльза. Он доволен собой. И он мой бывший друг. Он предал меня, как я предал Брендона. Земля круглая, все возвращается к тебе обратно с удвоенной силой.
Присяжные заседатели безжалостны ко мне. Их не трогает моя речь о том, что я искупил свою вину. Да я и не пытаюсь давить на жалость. Я молю Бога, чтобы меня, наконец, приговорили к тюремному сроку.
И вот наступает момент вынесения приговора...
Я приговорен к казни. Через повешение. И я не смею возразить судьям. Черт, а ведь так хотелось еще пожить.

Эпилог.
- А умирать страшно? – спрашиваю я Брендона.
- Да. Это неприятно.
Жить мне осталось ровно час. Я сижу в камере и пытаюсь осознать, что меня скоро не будет. Вот сейчас я есть, а через час не будет. Я больше никогда не пройдусь по улицам Лондона, никогда не отведаю пищи. Я не увижу свою дочку, как хотела этого Каролина.
Я сижу и щиплю себя, пытаясь запомнить эти ощущения. Но я уже ничего не чувствую. Мое тело начинает холодеть еще до наступления смерти. Я, широко раскрыв глаза, оглядываюсь, пытаясь запомнить этот мир живым. Ведь когда я умру, все будет по-другому. Я кажусь себе ребенком, у которого появилась возможность пощупать все вокруг. Я касаюсь кирпичных стен, я смотрю на решетчатое окно, сквозь которое виден кусочек серого неба. Жаль, сегодня нет солнца.
Я смотрю на Брендона. Он улыбается. Он готов принять меня в свой мир. Я благодарю Бога за эту награду. Я о таком даже и не мечтал.
Стоя рядом с виселицей, я буду держаться за невидимую ладонь Брендона. Я буду смотреть только на него. Я умру, чтобы быть рядом с ним. Я люблю его.
Я очень сожалею, что о нашей с ним истории любви не узнают люди. О ней никто не напишет книг. Ею не будут восхищаться.
Мы с Брендоном вернемся в то место, где когда-то все начиналось. Мы, никому не мешая, будем жить в нашей старой квартире. У нас будет своя жизнь, наш отдельный мир для двоих. Мы наконец-то будем вместе.
А сейчас я прощаюсь с ним, чтобы вновь встретиться на том свете.
The end.

Категории: Фанфик
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Захватывающе. 26 октября 2009 г. Troff.Pain
*прокашлялся* 10 апреля 2012 г. Эверченс Экслибрис в сообществе ~Vokaloids worlds~
"Прокашлился" 3 марта 2010 г. I .... L .... I в сообществе [Тилимитрямдия]
Забумчицо Лампай 8 января 2014 г. 11:08:00 постоянная ссылка ]
 И так уж вышло, как уже было сказано, анально, дистанционно, по неофициальным данным его мать, потом еще один человек ананим это и вправду, может он за тебя.
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


I Don't Care > death love 7  30 июля 2013 г. 20:04:46

читай на форуме:
пройди тесты:
Ода плагиату или летопись безумных...
История без названия.Часть10.Друзья.
Девушка-Мечта
читай в дневниках:
Здесь слишком много детей, чтобы я...
Баттер
А я буду тройкой. Что же. Первый Какие...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх