I Don't Care
Доброго времени суток
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

I Don't Care > death love 5  30 июля 2013 г. 20:02:15


death love 5

Алиса Бекетт 30 июля 2013 г. 20:02:15
Глава 19.
- Райан, я сказал, уходи! – повторил Брендон. Это звучало как приказ. И если я ослушаюсь его, то мне не жить.
Но страх сковал меня, я не мог пошевелиться. Я словно врос в землю. Ошеломленный, я смотрел на труп Бетти. Что же теперь будет? Ведь могут свалить всю вину на меня.
- Райан, ты меня слышишь? - Брендон подошел ко мне и потряс меня за плечи.
Я поднял на него очумелый взгляд.
В кого же ты превратился, Брендон. Кем ты стал?! Ты убийца. В тебе не осталось ничего от того милого, доброго Брендона, которого я знал. Что я сделал с тобой?! Это я виноват. Я.
- Росс, не время себя винить, - раздраженно ответил Брендон на мои мысли, - тебе лучше идти обратно в дом.
Я молча кивнул. Брендон приобнял меня за плечо, и мы направились в особняк. Странно: пока мы шли, я чувствовал, что постепенно страх уходит, я выхожу из оцепенения. По всему телу распространяется тепло. Я больше не боюсь. Я знаю, что это Брендон на меня так влияет. Но мне всё равно не по себе. На моих глазах он только что убил человека. И пусть он призрак, это не оправдывает его. Бетти не заслужила такого.
- Брендон, зачем ты это сделал? – спросил я.
- Она лезла не в свое дело.
Я резко остановился и, дернув плечом, освободился от объятий Брендона.
- Что такое? - удивился он.
На секунду я закрыл глаза, чтобы собраться с мыслями. Мне хотелось вылить на Брендона всю свою злость, доказать этому идиоту, что он поступает неправильно.
- Если она лезла не в свое дело, - спокойно начал я, но затем сорвался на крик, - то это еще не повод её убивать!
- Тише ты, - шикнул на меня Брендон.
- Да мне плевать, пусть все слышат.
- Тогда тебя точно примут за сумасшедшего, - усмехнулся друг.
- Я сказал, мне плевать.
- Допустим, - кивнул Брендон, - но все эти люди против тебя. Я слушаю их разговоры, я читаю их мысли. Они хотят растоптать тебя, унизить. А ты не замечаешь этого, ты вбил себе в голову, что всё прекрасно, что ты хорошо устроился, что ты прекрасный актер. Раскрой глаза, Райан, всё это иллюзия. И ты не добьешься своей цели, потому что тебе не дадут.
- Лорд Бэгуэм не позволит этому случиться, - возразил я, - в первую очередь потому, что это и его цель тоже. С помощью меня он станет еще авторитетней.
- Бэгуэм стар и не сегодня, так завтра отойдет в иной свет. Ну или ему помогут отойти.
- Что ты имеешь в виду? – я пытался хоть как-то переварить услышанное от Брендона, но у меня ничего не выходило.
- Заговор! - коротко ответил тот.
- Не понял?
- Ох, Росс, - вздохнул Брендон, - Бетти хотела разоблачить тебя, чтобы Бэгуэм с позором выгнал тебя из своего дома. Тогда он остался бы один. И от него избавились бы. А ты для всех них угроза, потому что старик привязался к тебе. Бетти сразу просекла тебя. У неё действительно очень хорошая память. Даже когда я передавал ей письмо, она смотрела на меня, как на врага. А твое появление очень хорошо совпало с планами её покровителей. Она сказала им, что ты не тот, за кого себя выдаешь.
- Это какой-то бред, - только и смог сказать я.
Мне всегда казалось, что такие интриги могут быть только в романах.
- И кто её покровители? – поинтересовался я.
- Я пока не могу тебе этого сказать, - уклончиво ответил Брендон.
- Потому что ты всё врешь.
- Ох, Райан, - Брендон снова взял меня за плечи, - что мне сделать, чтобы ты мне поверил?
- Ничего не надо делать, Брендон.
- Ладно, - вздохнул он, понимая, что со мной спорить бесполезно, - сейчас ты идешь в особняк, но так, чтобы тебя никто не заметил. Проходишь в свою комнату и сидишь там тихо, понял меня?
- Я не собираюсь выполнять твои приказы, - меня возмущало поведение друга: кого он вообще из себя возомнил?
- Тише, - Брендон приложил указательный палец к моим губам, - ты ведешь себя, как непослушный маленький ребенок, а в данной ситуации лучше послушаться меня.
- Хватит меня затыкать, - теперь меня раздражало то, что Брендон всё время пытался успокоить меня. Но мне хотелось бунтовать.
- Райан, иди домой. А то ты уже пять минут разговариваешь сам с собой. Со стороны это выглядит смешно.
- Но Бетти видела тебя!
- Потому что я этого захотел. А теперь меня снова видишь только ты, - улыбнулся призрак.
Как же меня раздражает, когда он так нагло улыбается. Возомнил из себя умника. Ненавижу.
- Я тебя тоже очень люблю, - ну вот, опять та же улыбка. Сказав это, Брендон исчез.
Я же, бросив последний взгляд в ту сторону, где лежал труп Бетти, направился домой. Очень хотелось напиться.

***
Бетти умерла от инфаркта. По крайней мере, так мне сказал лорд Бэгуэм. Он очень сожалел о случившемся и удивлялся, как такая здоровая женщина могла получить инфаркт? А я только пожимал плечами и делал вид, что сочувствую старику. Но меня всё это мало волновало. Больше всего я размышлял о том, что мне сказал Брендон. Я вглядывался в лица людей, которые приходили в дом лорда. Он называл их друзьями, хотя они не являлись таковыми. Между людьми из высшего света постоянно идет борьба за место под солнцем, поэтому я не верю в то, что на этой почве могут возникнуть хоть какие-то дружеские отношения. Словосочетание «мой друг» было равносильно словосочетанию «мой конкурент» или «мой враг». Здесь все играли в дружбу. Мне это было противно. И я старался не сближаться ни с кем. И мне кажется, что меня начали считать отшельником.
В выходные я вместе с Бэгуэмами и их так называемыми друзьями отправился на пикник. Если честно, то мне было скучно. Из молодых были только я, Каролина и еще сын одного лондонского чиновника Говарда. Звали этого молодого человека Уинстон. Он мне не понравился. Он был полноват и у него была одышка. Еще у него была одна вредная привычка – перебивать собеседника. Его вычурное поведение, желание показать себя выдавало не очень высокую самооценку. Но я смирился с его обществом.
Пикник проходил в окрестностях города Рединг, там у Бэгуэмов находилось небольшое поместье. Лорду показалось необходимым хоть на время покинуть Лондон. Лично я был не против этого. Смена обстановки пошла мне на пользу.
Мне пришлось подчиниться уговорам Уинстона поиграть с ним в гольф. Мои отговорки о том, что я не умею играть, он не хотел и слышать. Избалованный чудак.
Примерно через час я уже овладел азами игры. И уже точно не мог сказать, что я не умею играть. Я мог сказать, что играю отвратительно. Но Уинстону это нравилось, так как он все время побеждал. Хотя играл так себе. Но мне до этого еще ой как далеко. Я решил потешить его самолюбие.
Но потом нам обоим наскучила игра, и опять же Уинстон предложил мне выпить пунша. Инициатива все время исходила от него. Меня это поначалу напрягало, потом я на это наплевал. Парню просто хотелось найти себе друга.
Пока Уинстон ходил за напитком, я играл мячиком для гольфа, подкидывая его вверх и ловко хватая на лету.
- Вот ты где, - ко мне шла Каролина. При виде её самодовольного выражения лица мне захотелось провалиться сквозь землю. Из-за волнения я не поймал мячик, и он упал на землю. Каролина сделала вид, что не заметила моей оплошности.
- А Уинстон где? – поинтересовалась она.
- Ушел за пуншем.
- Понятно. А ты, значит, развлекаешься, да?
Я посмотрел на неё. Внутри меня опять все заволновалось. Только бы не выдать своих чувств.
- А вот и я, - на горизонте появился счастливый Уинстон, - ой, Каролина, не знал, что ты здесь, принес бы и тебе бокал.
- Ничего, - улыбнулась девушка.
Уинстон покраснел. Слава Богу, не я один тут влюбленный. Говард подал мне бокал. Я взял его, но пить не стал. Мне показалось глупым пить при девушке. Сейчас любое мое движение показалось бы глупым.
- Я хотела предложить вам прогуляться, - почему-то Каролина смотрела только на меня.
- Мы за, да, Брендон? – теперь и Уинстон смотрел на меня.
Я кивнул.
На прогулке я отстал от них. Слишком милой была их беседа, и я чувствовал себя лишним. Мне определенно надо подавить в себе эту влюбленность.
Я сел под дерево и отпил пунша из стакана.
- Странная девушка, - рядом со мной сидел Брендон, - она боится тебя, Райан.
Я уставился на него.
- В смысле?
- Она боится, что влюбилась в тебя.
Меня обдало жаром.
- И что же в этом страшного? – сглотнув, спросил я.
- Не знаю.
Хоть бы Каролина действительно влюбилась в меня и не боялась своих чувств.
Мы с Брендоном сидели молча. Но мне очень хотелось, чтобы он хоть что-нибудь сказал мне. Но он молчал.
- Брендон, - позвал его я.
- Что?
- Спасибо.
- За что?
- За всё.
- Райан, я сейчас расплачусь к чертовой матери, - буркнул Брендон. Я почувствовал, что он напряжен и вот-вот готов взорваться.
- Брендон, - я взял его ладонь в свою и легонько сжал её.
И тут произошло то, о чем я до сих пор иногда сожалею. Не будь этого, вся моя дальнейшая жизнь пошла бы по другому пути, но, видимо, этому суждено было случиться.
Брендон притянул меня ближе к себе, так что чуть не вывернул мою руку. Но боль я почувствовал потом. Мне показалось, что Брендон сейчас задушит меня или разорвет мне сердце. Я с ужасом смотрел на него. Бокал с пуншем упал на траву, расплескав остатки напитка.
- Не бойся, - успокоил он меня и… поцеловал. Но самое ужасное то, что я ответил ему. Это не было романтично, это не было неповторимо. Это было неправильно. Этого вообще не должно было быть. Я схожу с ума.
Губы Брендона были сухие и слегка шершавые от ожогов. Он целовал меня медленно, не торопясь. Он растягивал этот момент. Он знал, что я потом ни за что больше так не сделаю. Он знал, что я буду жалеть об этом.
Когда всё закончилось, я долго не мог прийти в себя. Брендон ничего мне не говорил. Он вообще отвернулся. Я встал и на ватных ногах пошел обратно к месту пикника. Меня пошатывало.
- Райан, - окликнул меня Брендон.
Я не отозвался. Брендон, ты прочтешь, что я думаю. Я слишком слаб, чтобы сказать тебе это.

Глава 20.
Возвращение в Лондон было праздником для меня. Мне хотелось побыть одному. За выходные я стал сыт по горло этим высшим обществом и их бессмысленной болтовней. Поэтому, вернувшись в особняк, я заперся в своей комнате и просидел там безвылазно двое суток. Чтобы не умереть со скуки, я, как говорится, взял в руки кисть и начал творить. Но мне не понравилось то, что у меня получилось в итоге. Картине явно чего-то не хватало. Я пытался изобразить жизнь Лондона своими глазами, но вышло очень уж мрачно. Одно большое серо-грязное пятно. Я хотел попросить Брендона о помощи, но моя трусость не позволила этого сделать. Я боялся посмотреть в глаза своему сумасшествию. Как только я начинал думать о друге, то тут же мне казалось, что его губы снова целуют меня. Я честно пытался выбить эту дурь из своей головы. Но чем больше я пытался это сделать, тем острее становилось ощущение его губ на моих губах. От этого мне хотелось рвать и метать. Хотелось потерять память. Ещё было очень стыдно за случившееся. Вроде бы поцелуй - такая обычная, естественная вещь, но не между лицами одного пола. От одной мысли о том, что Брендон был скрытым гомосексуалистом, меня бросало в дрожь. Мне такие люди всегда казались больными, я сознательно избегал их общества. Я считал эту болезнь заразной. Я надеялся, что это не коснется меня. Но, видимо, зря.
На второй день моего добровольного заточения я всё-таки не выдержал самого себя и сбежал из своей «тюрьмы».
- Какие люди! - таким возгласом меня встретил старик Бэгуэм, когда я тихонько вошел в гостиную, - как здоровье, Брендон? Что-то ты какой-то бледный.
Опять это имя, опять это ощущение.
- Долго не был на свежем воздухе, - ответил я.
- Сходи прогуляться. Погода нынче просто чудо.
Действительно, мне необходимо было побывать на свежем воздухе. Стены дома измотали меня. Я чувствовал слабость.
Одевшись, я вышел во двор. А ведь, оказывается, уже начало осени! Я перестал следить за ходом времени, я перестал наслаждаться красотой природы. Проблемы полностью захватили моё существование, и я больше ничего, кроме них, не вижу. Я сосредоточился сам на себе. Но ведь существует жизнь и вне меня.
Я прошел в сад. Легкий ветер приятно обдувал лицо. Слух мой радовал шелест листьев на деревьях. Еще немного - и они начнут опадать. Жизнь листьев коротка, но так ярка. Они живут, чтобы радовать.
Я сразу приободрился. Уныние и злость как рукой сняло. На смену ему пришел почти безумный восторг. Меня это не пугало, и это не было противно. Я, наверное, сейчас самый романтичный человек на земле. И, чего греха таить, я сумасшедший.
Вдоволь нагулявшись, я решил пойти в особняк. У меня было приподнятое настроение. Но мое сердце ушло в пятки, когда передо мной возник Брендон.
- Здравствуй, - он кивнул головой, - что-то ты совсем про меня забыл, Райан?
Опять эта его коронная улыбка, когда самое время начать бояться за свою жизнь.
- Брендон, - улыбнулся я.
Мне было немного неуютно в его обществе. Я стеснялся его. Если честно, то это глупо.
- Ты прав, Райан, это глупо, - серьезно подтвердил Брендон, - и очень обидно для меня.
- Просто меня смущает то, что произошло между нами, - я решил сказать ему правду, лгать мне не хотелось.
- А что произошло? - удивление Брендона было искренним.
- Ну…
- А, ты про то, что я тебя поцеловал? - догадался Брендон, затем засмеялся, - я просто пошутил.
Я очень внимательно смотрел на Брендона. Его смех не показался мне веселым, в нем была горечь. Всё это явно не было шуткой. Но я не хочу ничего говорить на эту тему.
- Больше так не шути, - попросил его я.
- Хорошо.
Я был благодарен Брендону за понимание. Мы вернулись в особняк, я показал ему картину. Он не стал сильно критиковать меня. Его даже не смутила цветовая гамма.
- Твоей картине не хватает жизни, - сделал он свой вывод, - даже из серости можно создать жизнь. А твоя картина выглядит искусственно. Неправдоподобно.
И тут я поймал себя на мысли о том, что я непрерывно смотрю на губы Брендона. И мне это доставляет эстетическое удовольствие. Мне нравится слушать его. У него такая плавная, четкая речь. И его губы очень необычные. Только я не знаю, что в них необычного.
- Райан, ты меня слушаешь? – спросил Брендон.
- Да-да, - встрепенулся я.
Я стоял и, широко раскрыв глаза, смотрел на Брендона. Какой же он красивый!
- Райан, я сделаю вид, что ничего не услышал, - Брендон подавил усмешку, - но спасибо!
«Черт, Росс, когда же ты перестанешь думать много лишнего, когда Брендон рядом».
- Расслабься, Райан, всё в порядке, - Брендон попытался успокоить меня. Хотя по нему было видно, что он готов сорваться и наделать в порыве страсти и радости всяких глупостей, о которых я даже боюсь думать. Но то, что я считаю его красивым, - это же ничего не значит.
И это вполне нормально - наслаждаться тем, что действительно красиво.
- Райан, прекрати меня разглядывать, словно я обнажен, - одернул меня Брендон, которому, похоже, всё это начинало надоедать.
- Прости, - я почувствовал, как горят мои щеки. Мне стало смешно из-за своего поведения.
- Я вот что думаю, - Брендон пронес мои извинения мимо ушей. Он смотрел на картину и задумчиво потирал подбородок.
- Что?
- Выбрось ты эту гадость.
Он назвал мою работу гадостью?
- Да, Райан, это гадость. Ты можешь лучше.
Я не знал, что ответить. С одной стороны, меня сердило то, что он так назвал картину, с другой стороны, это действительно была гадость. Но когда ты считаешь свою работу плохой - это одно, а когда твои мысли подтверждает другой человек - это другое. Всё равно надеешься, что картину оценят хорошо. Я был согласен с тем, что картина искусственна, но с определением «гадость» я готов был поспорить.
Пока я все это обдумывал, Брендон скептически смотрел на меня. Зачитайся моих мыслей на здоровье, предатель.
- А знаешь, в чем твоя проблема, Росс, - подал голос Брендон. Я посмотрел на него взглядом «давай, удиви меня, покажи, что ты знаешь меня лучше, чем я сам знаю о себе».
- Ты не умеешь расслабляться! Ты всегда заводишься на ровном месте.
- Сам ты псих, - буркнул я.
Брендон подошел ко мне. Я сделал шаг назад. Расстояние между нами меня напрягало. Убежал бы в другой конец комнаты, но это будет смотреться ненормально.
- Райан, расслабься, - Брендон смотрел мне прямо в глаза, - тебе надо меньше злиться. Ты всё принимаешь близко к сердцу.
- Ой, спасибо, - начал язвить я, - спасибо, что просветил, Брендон. А я думаю, что со мной происходит. Подумаешь, призрак меня сейчас жизни учит. Всё в полном порядке.
Брендон картинно закатил глаза.
- Но самое ужасное, - продолжал я, - что этот призрак страдает гомосексуализмом.
Сначала Брендон смотрел на меня непонимающе, потом, когда до него дошел смысл сказанного мной, я приготовился к тому, что меня сейчас убьют, так как глаза Брендона почернели от злости, но затем Брендон глубоко вздохнул и посмотрел на меня взглядом, полным разочарования.
- Я же сказал, что пошутил, - тихо сказал он.
Он хотел исчезнуть, но я остановил его, схватив за запястье.
- Постой!
Еще несколько минут назад взгляд Брендона был самым добрым взглядом на всей земле, а сейчас взгляд был пуст, даже не равнодушен, а просто пуст.
Мне было очень стыдно за свои слова. Я зашел слишком далеко. Я обнял Брендона. Крепко-крепко. Мне даже на секунду показалось, что я чувствую стук его сердца. А может, оно всё еще бьется. Для меня. Я уткнулся носом в его шею. Силой прижал к себе. Брендон, не упрямься. Пожалуйста. Ты же знаешь, какая я свинья. Ты много раз прощал меня, прости и на этот. Брендон, пожалуйста.
Он постепенно начал исчезать. Я пытался удержать его. Я ногтями вцепился в его пиджак. Только не уходи, прошу. Прости. Прости. Прости.
Красивый, необычный, живой. Брендон, ты такой... Не ты ли сейчас учил меня не принимать всё близко к сердцу.
Я не хотел тебя обидеть. Это вышло случайно. Брендон.
Он дернулся. Я слегка ослабил объятья и посмотрел ему прямо в глаза. Столько ненависти, столько презрения, недоверия.
Я поцеловал его.

Глава 21.
- Брендон, можно задать тебе вопрос?
- Можно, - я очень удивился. Ведь Каролина не часто идет со мной на контакт первая.
- Кто был у тебя в комнате вчера?
Я поперхнулся. Этот разговор происходил за завтраком. Я очень хотел спать. Но вопрос Каролины заставил меня окончательно проснуться.
- Вчера я проходила мимо твоей комнаты и слышала, как ты разговариваешь с кем-то, - пояснила она.
Я с нескрываемым ужасом уставился на неё. Вчера со мной, как всегда, был Брендон.
- Никого не было, - быстро ответил я.
- Ты разговаривал сам с собой?
- Да, - выдохнул я, - у меня болезнь такая. Вечером она особо остро проявляется.
Каролина поджала губы и с какой-то насмешливой жалостью смотрела на меня. А у меня сердце от страха готово было выпрыгнуть. Я быстрее доел завтрак и направился к себе в комнату, чтобы не видеть Каролину. Она теперь точно будет считать меня ненормальным. Но хорошо, что сумел выкрутиться.
В комнате меня ждал Брендон. Увидев его, я испытал облегчение. Даже не знаю, почему так. За последнее время наши с ним отношения изменились. Они были какими-то натянутыми, чувствовалась недоговоренность.
Обо всем произошедшем между нами мы старались не вспоминать, но я чувствовал, что Брендону хочется выговориться. Вчера мы чуть не поругались. Брендон придрался к тому, что я нарисовал неправильную форму глаз у Каролины. Да, я решил втайне от всех написать её портрет. Я знаю, что Брендон ревностно к этому относится. Мне иногда бывает жаль его.
- Мне кажется, что Каролина меня в чем-то подозревает, - сообщил я Брендону, ослабляя галстук на шее.
- Она просто считает тебя сумасшедшим, - усмехнулся друг.
Я промолчал. Брендон сегодня опять не в духе. В голове промелькнула мысль встретиться с Уинстоном Говардом. Общение с живым знакомым мне точно не повредит. Хотя ему тоже нравится Каролина. А я не хочу слушать, как он своим пошлым ртом будет восхищаться «прелестями дочери лорда Бэгуэма». Да-да, его рот «разговаривает» очень пошлыми вещами. Я вдоволь наслушался их, когда мы играли с ним в гольф. Нет, пошлостям я лучше предпочту одиночество. Всё-таки богатая жизнь скучна.
Брендон внимательно следил за каждым моим движением. Мне казалось, что он специально ищет какую-нибудь причину, чтобы мы с ним могли поругаться. Но мне этого очень не хотелось, поэтому я постоянно одаривал Брендона смущенными улыбками.
- Брендон, если тебя что-то мучает, то скажи мне, - всё-таки я не вытерпел.
- А ты как будто бы не знаешь, - съязвил Брендон.
Я подошел к нему, и Брендон сразу же отвел взгляд.
- Хорошо, давай поговорим, - я заложил руки на груди и стал ждать, когда Брендон первым выскажет все свои претензии.
Тот решительно посмотрел на меня, кивнул и неуверенно начал высказывать то, что наболело у него на душе. Он сказал мне, как сильно он хочет жить, что ему надоело это бесплотное существование. Брендон опять заставил меня почувствовать себя виноватым. Еще он сказал, что очень сильно хочет быть со мной, но осознал, что этого не может быть и что он все понимает и не хочет лишать меня будущего. Ему очень плохо.
- Всегда я задаю себе одни и те же вопросы: зачем всё это происходит? Зачем мы держим друг друга, если мы друг другу не нужны? – Брендон говорил спокойно, словно всё это - обычные вещи, которые происходят со всеми. Он сохранял самообладание.
- Не знаю, - я пожал плечами.
Если это происходит, значит, так надо. Это же очевидно. Надо, чтобы призрак Брендона преследовал меня, надо, чтобы между нами установились непонятные отношения, надо, чтобы при виде своего друга меня терзало чувство вины, мучила совесть. Простое слово «надо», синонимом к которому можно подобрать слово «судьба».

***
Еще непонятней и страннее были наши взаимоотношения с Каролиной. Если я точно был уверен, что Брендон любит меня, то с Каролиной всё было наоборот. Я не мог понять, что на уме у этой девушки. Иногда она просто соблазняла меня взглядом, иногда игнорировала. А еще смотрела на меня с таким отвращением, словно я большой навозный жук. Я, конечно, помнил, что сказал мне Брендон. Но скоро стал сомневаться в его словах. Каролина точно никогда не полюбит меня. И бояться своих чувств ко мне ей не надо.
Она относилась ко мне несерьезно. Это меня задевало. Я всячески пытался доказать ей, что я не какой-нибудь сумасшедший чудак, а вполне адекватный человек.
Но после того, что стало происходить между мной и Брендоном, мое отношение к Каролине изменилось. Она продолжала мне нравиться. Я по-прежнему краснел в её присутствии, говорил невпопад, в общем, вел себя, как обычный влюбленный дурак, но во всем этом чего-то не хватало. Мне казалось, что я сам себе навязываю это чувство любви. На самом деле мне нужно совсем другое. Но это «другое» казалось мне тем, что никогда не сможет осуществиться. В последнее время меня не покидало ощущение чего-то навсегда упущенного и потерянного.
Мне очень хотелось, чтобы между мной и Каролиной установились близкие отношения. Казалось, что этим я смогу подавить в себе привязанность к Брендону. Привязанность, которая постепенно перерастала во что-то большее. Я понимал всё это. И боялся.
Однажды вечером судьба свела нас с Каролиной в кабинете её отца. Мне срочно нужно было поговорить с Бэгуэмом. Дело в том, что я подслушал разговор его друга Говарда-старшего с сыном. Теперь я понимаю, почему они мне не понравились. Эти двое решили сжить Бэгуэма со свету. Говард-старший решил женить Уинстона на Каролине, тем самым прибрав к рукам небольшую долю состояния Бэгуэмов.
А потом и вовсе убить старика лорда и забрать все наследство Каролины себе в карман. Это было бы подло. Я решил поговорить с лордом при любом удобном случае.
Когда эта семейка ушла, я по прошествии двух часов направился в кабинет Бэгуэма, но там его не оказалось. Зато там была Каролина.
- Он отдыхает, - ответила она на мой вопрос о том, где сейчас её отец, - ему что-то нездоровится, поэтому лучше его не тревожить.
Тогда я все рассказал ей.
- Я так и знала, что они что-то замышляют, - сердито сказала Каролина, - эти двое мне никогда не нравились. Уинстон такой противный!
Я улыбнулся. Я почувствовал тепло от её слов. Значит, у меня есть шанс.
Мы начали думать, как вывести на чистую воду семью Говардов. Перебрали множество вариантов, один нелепей другого. Но неожиданно Каролина сказала:
- А может быть, тебе стать моим мужем? Отец будет не против.
Поначалу я чуть было не согласился. От неожиданности. Не сразу дошел смысл её слов. Но потом мне стало немного не по себе.
- Хорошая шутка, - засмеялся я.
- Брендон, я не шучу, - Каролина была серьезной.
Я прекратил смеяться, кашлянул и тоже натянул на лицо маску серьезности.
- Тем более, ты мне нравишься, - Каролина сделала шаг ко мне. От неё пахло корицей. Я набрался смелости и провел рукой по её волосам. Она кажется мне девочкой из-за её невысокого роста и худобы. Я слышал, как у нас обоих участилось дыхание. Осмелев вконец, я притянул её к себе и поцеловал. Каролина поддалась мне.
Я целовал её. Но не чувствовал того восторга, трепета, радости, которые испытываешь, когда целуешь человека, которого любишь. Постепенно место действия перешло ко мне в спальню.
- О, мне кажется, что я знаю эту девушку, - весело сказала Каролина, глядя на собственный незаконченный портрет.
Мне было стыдно. Но, похоже, Каролине понравилась моя работа. Она в знак благодарности страстно поцеловала меня. Можно было бы сказать, что всё происходило как-то быстро, но, видимо, все происходящее было результатом тщательно скрытых чувств, которые в подходящий момент вырвались на свободу.
Я начал медленно раздевать её. Боже, как давно у меня не было женщины. Но когда во время очередного поцелуя я случайно открыл глаза и увидел Брендона, меня охватил такой дикий ужас, что я перестал шевелиться. Я целовал Каролину и смотрел на Брендона. Тот выглядел отчужденным.
Я резко отстранился от Каролины.
- Что такое? – удивленно и в то же время разочарованно спросила она.
- Каролина, прости, я не могу, - я стал помогать ей застегивать пуговицы на блузке.
- Но что…
- Тебе лучше уйти!
- Но почему?
Я легонько взял её за плечи и выпроводил из комнаты. На Брендона я старался не смотреть. Мне было страшно. Как только Каролина вышла, я тут же запер дверь. Нехорошо получилось. Придется потом оправдываться.
Брендон стал подходить ко мне, я вжался в дверь. Он схватил меня за шею и начал душить.
- Брендон, - прохрипел я.
А он продолжал убивать меня. Стук сердца отдавался в моих ушах. Всегда боялся умереть от асфиксии. Брендон просунул свою руку сквозь меня. Как он это делал с Диком и Бэтти. Было настолько больно, что мне захотелось кричать. Но я не доставлю Брендону удовольствия слушать мои предсмертные крики.
- Брендон, - я схватил его за руки. Он продолжал держаться за мое горло. Неожиданно он подался вперед и прижал меня к двери так, что я чуть не проломил её. Я еще больше захрипел.
Брендон душил меня и целовал. Я беспомощно обхватил его плечи. Я, кажется, умирал. Неожиданно он отпустил мою шею, но продолжал целовать. Я расслабился и, закрыв глаза, отдался его губам. Я знал, что он не сможет убить меня, как бы зол он сейчас ни был. Он слишком любит меня. Сейчас с уверенностью можно сказать, что до безумия любит. Меня никто никогда так не любил. И я позволю Брендону делать со мной всё, что он захочет. Я позволю ему целовать себя. Я брошу все, пусть только он попросит меня об этом.
- Такие жертвы мне не нужны, - тихонько усмехнулся Брендон, - мертвому много не надо.
Он поцеловал мою ладонь.
Почему всё случилось слишком поздно? Почему я был таким слепым и не видел очевидного раньше? Мне было бы лучше вообще не знать о любви Брендона. Но я рад, что меня хоть кто-то любит, пусть даже тот, кто уже умер. Любовь мертвого пробуждает во мне жизнь. Она делает меня романтиком. Но мне плевать на это. И даже наплевать на то, что завтра придется приносить свои извинения Каролине. Что я ей скажу?..

Глава 22.
Каролина была обижена на меня после того, как я, толком ничего не объяснив, выставил её за дверь. Она даже сказала мне, что это было грубо. Я попросил прощения, но извинение не было принято. Угрызения совести я испытывал довольно непродолжительный промежуток времени. Мне было плевать на обиду Каролины. Вскоре я вовсе забыл о случившемся. Больше всего меня волновало то, что творилось между мной и Брендоном. И если вчера я покорился Брендону, то сегодня мне это казалось неправильным. Проснувшись утром и восстановив в памяти события предыдущего дня, я снова начал бояться. Но я не могу постоянно убегать от этого. Рано или поздно мне придется сделать выбор: стать сумасшедшим, но быть с Брендоном или же быть нормальным, обрести богатство, но в итоге всё равно стать сумасшедшим от одиночества. Мне кажется, что последнее намного ужаснее.
Бедный Брендон. Я никогда не пытался поставить себя на его место. Но я знаю, что ему очень больно видеть, как я пытаюсь скрыться от него, как я его боюсь. И я знаю, что Брендон прекрасно осознает то, на какую жизнь он меня подталкивает. Он не пытается оставить мне выбора. В этом случае он эгоист. А, может быть, я уже давно решил, по какому пути пойдет моя жизнь. Просто я боюсь ступить на эту дорогу.
Мне всегда нравился Брендон, что вполне очевидно. Иначе я просто перестал бы общаться с ним. Дружба в детстве основывается на играх, когда стараешься как можно лучше провести свободное время и желательно не одному. А настоящее чувство дружбы приходит с возрастом, когда постепенно начинаешь узнавать человека. И если вы с кем-то не сошлись с характерами, то ваши пути просто расходятся. Нам с Брендоном в этом случае повезло больше. Мы приняли друг друга и стали действительно лучшими друзьями. И все же это не помешало мне убить его. Но это уже мой характер меня подвел.
Мне просто необходимо сделать то, что я окончательно решил для себя, но я боюсь. Я сомневаюсь. Мне даже не с кем поговорить об этом. Хотя я даже не пытаюсь найти того человека, который смог бы меня понять. Я просто не хочу, чтобы меня разоблачили. Мне и так кажется, что лорд Бэгуэм начинает что-то подозревать. Он как-то странно в последнее время смотрит на меня. Смесь любопытства и тревоги проскальзывает в его взгляде. Но он ничего у меня не спрашивает. И я пытаюсь прятаться дальше. Но у меня это плохо выходит. Мне необходим совет. И вскоре я не выдерживаю.
От отчаяния я обращаюсь за помощью к Уинстону Говарду, человеку, которого я презираю и который лишний во всей этой истории, но как раз это мне и нужно.
Мы встретились с Уинстоном в одном из дорогих кафе Лондона. Обстановка заведения как раз располагала к беседе. Всё вокруг было в сливочно-кофейных тонах – лично меня это успокаивало. Пахло кофе, корицей и горьким шоколадом. Идеальное место для свиданий, но не в моем случае. Вообще-то место встречи выбрал Уинстон, он сказал, что это его любимое кафе во всем Лондоне. Я оценил его вкус.
Сначала Уинстон спросил меня о том, как идут дела у старика Бэгуэма. Мне пришлось изобразить полное равнодушие, но на самом деле мне хотелось рассказать Уинстону, что я слышал его разговор с отцом, я хотел видеть испуг на этом полном лице. Но я тут же сообразил, что могу выглядеть так же жалко, когда меня самого разоблачат.
Внимательно выслушав мой рассказ о том, что Бэгуэм здоров и полон сил, как никогда раньше, презренно усмехнувшись, Уинстон, наконец, поинтересовался, что у меня произошло. Не думаю, что ему было интересно. Но меня это не волновало. Я ему выговорюсь, он выслушает меня, даст совет и забудет о нашем разговоре, а я тем временем буду решать, как действовать дальше.
- Понимаешь, у меня есть друг, - осторожно начал я, - ему нравится Каролина.
Я старался не смотреть на Уинстона. Мое волнение могло бы выдать меня. Но я не мог не заметить, как покраснел Уинстон при упоминании имени дочери Бэгуэма.
- Продолжай, - сглотнув, сказал он.
- Так вот, - улыбнулся я и продолжил, - и он вроде как нравится Каролине. Она хочет, чтобы у них были отношения, а он боится.
Я сейчас нагло вру, подставляя вместо имени Брендона имя Каролины.
- Признайся, Ури, что этот друг - ты, - усмехнулся Уинстон, и что-то недоброе промелькнуло у него в глазах.
- Эээ… - я замялся, затем хохотнул, - да, ты меня раскусил, это я.
Черт, черт, черт. Зря я обратился к этому человеку.
- Брендон, я же вижу, как ты на неё смотришь, - с деланной радостью сказал Уинстон, - ты говоришь, что она хочет отношений?
- Да!
- И она тебе нравится?
- Да, но не так сильно, как я ей. Она мне нравится, но это немного другое.
- И что с того? – теперь Уинстон смотрел на меня как на ненормального, - если женщина тебя любит, то не важно, любишь ли ты её. Она будет полностью твоя, она будет тебе подчиняться.
Я секунду поразмыслил над его словами. Вряд ли Брендон будет подчиняться мне, как бы сильно он меня ни любил. Но попробовать стоит. Командовать я люблю.
- Спасибо за совет, - я с благодарностью посмотрел на Уинстона, - и еще один вопрос.
- Какой? – голос у Уинстона был каким-то бесцветным. Видимо, он пожалел о своих словах. А мне так и хотелось сказать ему, что пусть забирает Каролину себе, но только не во вред её отцу.
- Ты веришь в жизнь после смерти?
- Не знаю, - пожал плечами Уинстон, - не задумывался над этим вопросом. А что?
- Ничего.
- Брендон, ты знаешь, что ты до подозрительности очень странный? – прищурившись, спросил меня мой собеседник.
- Правда?
Я не столько удивился, сколько испугался.
- Да, - кивнул Уинстон, - такое ощущение, что ты живешь где-то в своем мире.
- Так и есть. А теперь извини, но мне пора идти, - я встал, - спасибо еще раз.
Не оглядываясь, я направился к выходу. Я знал, что Уинстон сейчас пребывает в полном недоумении, но меня это только позабавило.

***
Я ждал Брендона в своей комнате. Это единственное место, где мы можем нормально общаться.
Он не заставил себя долго ждать.
- Райан, я знаю, что ты сейчас скажешь, - Брендон выглядел так, будто ему все равно.
- И что же? - я решил схитрить.
- Что ты наконец-то определился и что ты хочешь быть со мной, - наверное, если бы сейчас сердце Брендона билось, то билось бы очень быстро. Я слишком хорошо его знаю. Это его равнодушие - подставное.
- Правильно.
- Я рад.
Нет, что-то не так. Почему Брендон не реагирует на все это так, как я ожидал?
- Райан, ты хоть осознаешь, что я твоя галлюцинация, что меня на самом деле нет?
- Ты есть.
- Меня нет, - медленно сказал Брендон.
- Брендон, какого черта? - я вообще не понимал, что сейчас происходило, - ты же сам этого хотел?
- Я не думал, что ты действительно согласишься. Просить, хотеть – это одно.
- Брендон, поверь, я знаю, на что иду, и это мои проблемы. Тебя я сюда примешивать не буду.
- Тогда пообещай мне, что будешь осторожен!
- Обещаю. Осторожность мне нужна.
Мы улыбнулись друг другу. И что теперь? Что изменилось? В комнате повисло тягостное молчание.
- Ну, я пойду, - первым нарушил тишину Брендон.
- А как же я?
- А что ты? – взгляд Брендона был очень веселым, - ты теперь мой, мне незачем волноваться.
Я начал открывать и закрывать рот, как будто мне не хватало воздуха. Я чувствовал себя выброшенной на берег рыбой.
- Росс, - Брендон вплотную приблизился ко мне, наши с ним носы соприкасались, - если ты думал, что я сразу же накинусь на тебя с поцелуями и объятьями, то ты глубоко ошибался. Я буду делать это тогда, когда мне этого захочется. А сейчас мне этого не хочется. Хотя…
Брендон поцеловал меня в щеку и отошел. А я чувствовал себя каким-то дураком. Оказывается, все не так уж и страшно, как я себе это представлял в своем воображении. Хотя это все и есть мое воображение. А может, я просто выдумал любовь Брендона? И Брендона тоже выдумал?


Категории: Фанфик
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
/досадно шикнул/иди ты к черту.толь... 16 мая 2011 г. Make Love в сообществе Уребонься :З
ПОРАЗМЫСЛИТЕ НАД ЭТИМ.. 21 августа 2007 г. Vini.Люблю
Я люблю порой поразмыслить, раскину... 5 мая 2010 г. Zara Ali
Досексств Палагествий 8 января 2014 г. 11:08:05 постоянная ссылка ]
 Ну и у бки с тиреча идут во все поля блядь ... ну шубн как-то внезапно пропал з группы, вот.
Прoкoммeнтировaть
 

Дoбавить нoвый кoммeнтарий

Как:

Пожалуйста, относитесь к собеседникам уважительно, не используйте нецензурные слова, не злоупотребляйте заглавными буквами, не публикуйте рекламу и объявления о купле/продаже, а также материалы, нарушающие сетевой этикет или законы РФ. Ваш ip-адрес записывается.


I Don't Care > death love 5  30 июля 2013 г. 20:02:15

читай на форуме:
пройди тесты:
Кем ты был в прошлой жизни
Оплата
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх